В Ухте двухлетняя девочка скончалась в реанимации

В Ухте двухлетняя девочка скончалась в реанимацииФото предоставлено родителями погибшей девочки

Врачи не смогли сразу диагностировать пневмонию

В редакцию агентства БНК обратились родители двухлетней ухтинки. 4 марта этого года она скончалась в реанимации ухтинской детской больницы от пневмонии. Родители уверены, что их маленькую дочь можно было спасти. Минздрав Коми ситуацию не комментирует, ссылаясь на начатую проверку.

Вот такое обращение прислали родители: 

4 марта 2017 года в 7.50 утра в реанимации Детской больницы Ухты оборвалась жизнь двухлетней девочки.

1 марта, забрав ребенка из детского сада, родители обратили внимание на появившийся «нехороший» кашель у малышки. Утром следующего дня мама двухлетней Ксении (имя изменено) позвонила в Детскую поликлинику, чтобы вызвать педиатра на дом. Но сославшись на чрезмерную загруженность врачей-педиатров, медицинский регистратор предложил женщине привезти ребенка в поликлинику на осмотр к участковому врачу. Поскольку температура девочки была 36.6, мама приняла данное предложение и привезла малышку на прием.

Осмотр ребенка осуществлялся не в специализированном кабинете (кабинет дежурного врача), а в комнате отдыха медицинского персонала. Педиатр Кривушенко Анна Сергеевна послушала легкие девочки, посмотрела горло, но в сдаче анализов отказала, аргументировав это «ненадобностью». Выписав больничный лист, мама с дочкой отправились домой лечить «обычный» ОРВИ.

В 21.00 этого же дня у маленькой Ксении поднялась высокая температура (39.5). Родители дали дочке жаропонижающее (Нурофен), но жар удалось лишь временно сбить до 38 гр. В полночь мама и папа вновь попытались сбить поднявшуюся температуру, дав малышке «Ибуклин» (жаропонижающее). Поскольку у ребенка началась рвота, родители немедленно вызвали скорую медицинскую помощь.

Приехавший врач опросил родителей, измерил температуру, послушал легкие, сделал укол и диагностировал у ребенка ротовирусную инфекцию. Затем он «в обычном порядке» предложил госпитализацию в Инфекционное отделение ГБУЗ РК «Ухтинская городская больница» в поселке Шудаяг. Родители «в обычном порядке» подписали отказ. Врач сделал заявку на вызов дежурного врача и рекомендовал пить сорбенты, острую боль снимать «Ношпой» и принимать «Энтерофурил».

Под утро ребенок смог немного поспать. Следующий день мама с дочкой ждали врача. Девочка была вялой, не играла, отказалась от еды, но много пила, температура не поднималась выше 37.5.

Вызванный врачом скорой помощи педиатр в течение рабочего дня не явился. Мама позвонила в регистратуру в 18.00, ее заверили, что участковый педиатр появится в ближайшее время.

На момент прихода врача у ребенка были синеющие губки, учащенное дыхание и сердцебиение, сильный кашель. В 18.45 пришла участковый врач-педиатр Кривушенко А. С. Она села рядом с девочкой и, не проведя медицинского осмотра, согласилась с поставленным ранее диагнозом и убедила маму, что такое состояние девочки объясняется «обычной» интоксикацией. Педиатр назначила «Мезим», «Энтерофурил» и сказала снижать высокую температуру жаропонижающими. Врач находилась в квартире не более семи минут. Уходя, Кривушенко А.С. сказала, что завтра мама с дочкой уже пойдут гулять.

В 21.00 у ребенка поднялась температура 38.5, родители дали «Ибуклин». Состояние малышки ухудшалось на глазах. В 22.35 родители вызвали скорую медицинскую помощь. На момент приезда врача у ребенка было крайне тяжелое состояние: холодные ручки и ножки, горячее тело, температура 38, учащённое сердцебиение и дыхание, непрекращающийся кашель и тихие детские стоны.

Врач скорой медицинской помощи незамедлительно провела необходимые медицинские процедуры, и ребенка оперативно увезли в реанимацию Детской больницы.

Спустя 9 часов, после длительных реанимационных мероприятий в 7.50 утра была констатирована смерть ребенка. Причина: правосторонняя тотальная пневмония и острая дыхательная недостаточность.

Со слов главврача Детской больницы (город Ухта) Нуриева М. К., который сам руководил реанимационными мероприятиями, предотвратить гибель было невозможно ни на одном из этапов развития болезни, что объясняется ОСОБЕННОСТЬЮ ОРГАНИЗМА и СУДЬБОЙ. На тот момент Улановой Ксении было лишь 2 года и 4 месяца, она была единственным любимым ребенком в молодой благополучной семье.

Главный вопрос, который волнует всю семью и близких маленькой Ксенечки, как в XXI веке здоровый жизнерадостный ребенок может быть обречен погибнуть от излечимой болезни?


От редакции:

В настоящее время в Ухтинской детской больнице проводится проверка по обращению родителей двухлетней Ксении. Родные девочки обратились сначала в региональный Минздрав, а следом и в Минздрав России. Распоряжение разобраться в ситуации было спущено исполнителям из Москвы и Сыктывкара в Ухтинскую городскую больницу. Результатов пока еще нет. Копии всех обращений и ответов имеются в распоряжении редакции.

Кто виноват в смерти ребенка? Поделитесь мнением в комментариях ниже

В свою очередь запрос на комментарий в Минздрав Коми по ситуации со смертью девочки был отправлен и агентством БНК. В региональном здравоохранительном ведомстве журналистам сообщили, что «по фактам, указанным в запросе, в настоящее время проводится внеплановая целевая документарная проверка по соблюдению порядков и стандартов оказания медицинской помощи в Ухтинской детской больнице. Проверка будет завершена в конце апреля 2017 года.

Также родители девочки рассказали журналистам, что обратились с просьбой проверить качество лечения дочери и в республиканскую прокуратуру. Среди прочего для обращения им требовалась копия медкарты малышки, получить которую им до сих пор не удалось. По словам папы Ксении, запрос на предоставление копии медицинской карты был зарегистрирован еще 24 марта. Причем сделать это удалось только со второй попытки: днем ранее, 23 марта, в больнице родителям прямо предложили вернуться с вопросом о копии медкарты через три месяца.

...

  • 0

Читайте также:

Популярное

Последние новости