Адвокат экс-ректора УГТУ Николая Цхадая отрицает должностные злоупотребления

Адвокат экс-ректора УГТУ Николая Цхадая отрицает должностные злоупотребленияфото из открытых источников

В прениях сторона защиты привела свои доводы по эпизоду, касающемуся деятельности малого инновационного предприятия ООО «НИПИ нефти и газа УГТУ» («НИПИ»»).

Напомним, Цхадая вменяется то, что в 2013-2017 году он, будучи ректором университета, осуществляя функции представителя УГТУ как участника в созданном им же ООО «НИПИ нефти и газа УГТУ», принял и организовал принятие другими участниками общества корпоративных решений по продаже долей в уставном капитале третьим лицам (Григорию Грибову, Ярославу Цуневскому, Владимиру Барешкину) по номинальной, а не по рыночной стоимости. Можно было, по версии следствия, не распределять выкупленную долю в течение года, дождаться ее погашения, с тем чтобы в результате уменьшения уставного капитала УГТУ стал единственным участником «НИПИ» и получил всю возможную прибыль от исполнения рамочного соглашения, предполагавшего освоение Обществом в 2012-2014 год по 239 млн руб. каждый год.

В результате с 2013 по 2017 год перечисленные лица получили в общей сложности около 50 млн руб. в качестве дивидендов.

Продажа Грибову, Цуневскому и Барешкину долей по номинальной цене и выплата им дивидендов образуют, по мнению следствия, вменяемый Николаю Цхадая ущерб от преступления на сумму 56 млн руб., которые вуз мог бы получить, если бы не действия подсудимого.

В суде экс-ректор пояснил причины принятия им инкриминируемых ему решений и мотивов, которыми он руководствовался.

По его словам, в 2011 году был заключен рамочный договор УГТУ с ООО «ЛУКОЙЛ-Коми» на выполнение проектно-изыскательных работ. Первоначальная схема работы заключалась в том, что «НИПИ» должен выполнять роль субподрядчика. Но в реализации данной схемы начались сложности, обусловленные спецификой УГТУ как государственного бюджетного учреждения, обремененного нормативными ограничениями в заключении контрактов по федеральному закону 44-ФЗ, распоряжению денежными средствами, кредитованию для авансирования субподрядных работ. Все это сказалось на выполнении сроков работ и вызвало недовольство заказчика, вплоть до угрозы расторжения договора. Эти обстоятельства совпали со смертью генерального директора «НИПИ» Долгушина.

Схема работы с заказчиком была изменена путем заключения трехстороннего соглашения, по которому «НИПИ» были переданы все обязанности УГТУ по рамочному договору, а УГТУ стал выступать в роли субподрядчика.

На должность руководителя «НИПИ» рассматривалась кандидатура Грибова. Вопрос обсуждался на ректорских планерках, с проректором по науке и с проректором по экономической деятельности. Грибов был известен по подрядным работам с университетом. Грибов выдвинул условие о приобретении доли акций «НИПИ», объясняя это желанием иметь прямую зависимость роста своего материального благополучия от эффективности своей профессиональной деятельности. Сделать это за счет доли университета было невозможно, поэтому и было принято решение о продаже ему части доли, выкупленной Обществом у Долгушиной, в связи с ее выходом из состава участников «НИПИ». Оставшаяся часть доли, выкупленная у Долгушиной была продана Цуневскому, так как на стадии становления «НИПИ» предстоял большой объем работ по его компетенции, в том числе и как первого проректора университета. Предстояло в «НИПИ» набрать кадры, нарастить материальную базу, оснастить большое количество новых помещений и все это в координации различными службами университета. Все это сопровождалось, естественно, для Цуневского увеличением трудовой нагрузки и должно было компенсироваться соответствующим вознаграждением в виде доли в уставном капитале «НИПИ».

Принятые решения, включая корпоративные, оказались эффективными и оправданными, так как ситуация с реализацией договора с заказчиком была исправлена кардинально.

Как указала сторона защиты, принятые Цхадая управленческие решения позволили не только сохранить соглашение с нефтяной компанией, руководство которого в 2013 году намеревалось уже его расторгнуть, увеличив объемы работ в разы, но и расширить деятельность «НИПИ», объемы производства, штат сотрудников с 21 до 73 единиц, достигнуть финансовых результатов: выручка выросла с 228 млн руб. в 2012 году до 10 млрд руб. в 2019 году; операционная прибыль с 63 млн руб. в 2012 году до 518 млн руб. в 2019 году.

Кроме того, за период с 31 декабря 2013 года (до изменений в уставном капитале Общества) по 31 декабря 2015 года (соответственно после увеличения уставного капитала, что дало возможность привлечения значительного объема кредитных денежных средств для расширения производства) действительная стоимость доли УГТУ в уставном капитале «НИПИ» увеличилась с 5,7 млн .руб. до 25,5 млн., то есть в 4,47 раза.

Защита Цхадая утверждает, что полученные финансовые результаты позволили Обществу обеспечить, помимо выплаты УГТУ дивидендов в 50 млн руб., дополнительное финансирование университета на 469 млн руб. в форме благотворительности, прощения долгов по займам, оплаты по невыполненным работам и дополнительные социальные проекты (финансирование хоккейного клуба, баскетбольного клуба, конно-спортивного клуба, выпуска научных журналов, деятельности некоммерческих организаций). И именно успешная хозяйственная деятельность дала возможность выплаты дивидендов, так как они выплачивались из чистой прибыли, которую Общество после всех изменений и заработало.

- Без принятия решений, которые инкриминируются Цхадая, МИП ООО «НИПИ нефти и газа УГТУ» ждала бы участь других МИПов, созданных университетом. Они просто существуют и влачат жалкое существование, числясь на бумаге, - ответил адвокат Вадим Невирович, защищающий Цхадая.

Защитник указал, что вуз уведомлял министерство науки и высшего образования РФ о создании и хозяйственной деятельности «НИПИ» и доказательства этого имеются в деле.

Есть мнение экспертной организации ФГБНУ НИИ (Федеральное государственное бюджетное научное учреждение «Научно-исследовательский институт — Республиканский исследовательский научно-консультационный центр экспертизы»), которая ведет реестр уведомлений, о том, что в случае увеличения уставного капитала за счет вклада третьих лиц, уведомление не требуется.

Действия Цхадая, по мнению защиты, не образуют состав преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 285 УК.

Напомним, ранее гособвинитель попросил приговорить подсудимого к 10 годам колонии строгого режима со штрафом 25,5 млн руб. и запретом занимать определенные должности на три года. Кроме того, прокурор считает необходимым конфисковать у Цхадая 8,5 млн руб., полученные в виде взятки.

В начале декабря Ухтинский городской суд продлил до 18 марта 2022 года Николаю Цхадая меру пресечения в виде запрета определенных действий. В частности, обвиняемому запрещено появляться в здании УГТУ и помещениях ООО «Научно-исследовательский и проектный институт нефти и газа УГТУ» (НИПИ) и общаться лицами, проходящими по его уголовному делу свидетелями, потерпевшими, специалистами или экспертами. Покидать жилище с 20:00 до 06:00 экс-ректору УГТУ тоже запрещено. Бывшему ректору УГТУ вынесут приговор в феврале.

...

  • 0

Читайте также:

Популярное

Последние новости